Обслуживание медицинских лабораторий. Лабораторная диагностика. Тест-системы, реактивы и оборудование. Каталог продуктов для клинической лабораторной диагностики. Аптека. Купить, реактивы, лабораторная, тест-ситемы, диагностика, экспресс, иммуноферментный, ИФА, Биохимия, лекарства, Киев, ЯроЛаб

Обслуживание медицинских лабораторий. Лабораторная диагностика. Тест-системы, реактивы и оборудование. Каталог продуктов для клинической лабораторной диагностики. Аптека. Купить, реактивы, лабораторная, тест-ситемы, диагностика, экспресс, иммуноферментный, ИФА, Биохимия, лекарства, Киев, ЯроЛаб

ASSAY DESIGN, ADALTIS, ANDA, ANK-SIA, Anthos, Axis-Shield, Beckman Coulter, BeeRobotics, Bender Medsystems, Biomedica Group, Biomerica, Bioscreen, Bioserv, Biosource, Biotrin, BioVendor, Buhlmann, CAPP, Cholestech, DBC, Diaclone, Diasorin, Dr. Fooke, DREW, DSL, Dynal, Fujirebio, CanAg, GeneScan Analytics GmbH, Hycult biotech, IBL, IDL, IDS, Immco, Immunodiagnostik, IPSOGEN, Medipan, Mikrogen, Monobind, Neogen, Nordic Bioscience, Orgentec, Peninsula, Pronto, Quidel, Savyon, Seramun, Technoclone, UVP, Vircell.

         
 
 
ЯРОЛАБ  
Обслуживание медицинских лабораторий
Контакты: тел.: (093)9596435, (063)5935173, e-mail: info@yarolab.kiev.ua
 
Цитата часа: Ни одна специальность не приносит порой столько моральных переживаний, как врачебная. (Чехов Антон Павлович )
     
       

Каталог продуктов для клинической лабораторной диагностики

Соматотропная функция гипофиза

Гормонально-медиаторное состояние »
Соматотропная функция гипофиза »
Гормон роста

Гормон роста (GH)

Соматотропный гормон, соматотропин - полипептид, секретируемый аденогипофизом. Он содержит 191 аминокислоту и имеет молекулярную массу около 22 kДа. GH выделяется в кровь под воздействием гипоталамических соматотропин-рилизинг фактора (GRF) и соматостатина. Время и частота выделения регулируются соматостатином, в то время как количество выделяемого GH регулируется GRF.

GH - анаболический гормон, он стимулирует синтез белков, процессы митоза клеток и усиливает липолиз, повышая освобождение свободных жирных кислот из жировой ткани. Он также ускоряет транспорт глюкозы и способствует накоплению гликогена. Расстройства, вызванные гипосекрецией, включают в себя остановку развития и недостижения потенциала роста. Гиперсекреция связана с гигантизмом и акромегалией. Акромегалия может быть связана также с гиперсекрецией GRF.

Развитие гипофизарного нанизма (карликовости) в подавляющем большинстве случаев связано с недостаточностью соматотропной функции передней доли гипофиза. Нарушение продукции GH гипофизом обусловлено, как правило (около 70% случаев), первичным поражением гипоталамуса. Врожденные аплазия и гипоплазия гипофиза встречаются очень редко. Любые деструктивные изменения в гипоталамо-гипофизарной области могут привести к остановке роста. Чаще всего они могут быть обусловлены краниофарингиомой, саркоидозом, токсоплазмозом и аневризмами сосудов головного мозга.

Многие факторы влияют на скорость секреции гормона роста, включая период бодрствования, упражнения, стрессы, наличие гипогликемии, эстрогены, кортикостероиды и др. Так как не все люди с акромегалией имеют завышенные значения базового уровня гормона роста, важное значение придают тестам супрессии, основанным на глюкозотолерантности. Несмотря на вызванную гипергликемию, уменьшение базового уровня при акромегалии встречается редко. Разовое определение GH дает мало информации; секрецию гормона лучше оценивать в процессе стимуляции или угнетения его выброса. Наиболее широко распространен инсулин-толерантный тест. Пропанолол или эстроген иногда даются в сочетании как первичный стимул для усиления чувствительности. Многие исследователи для первоначальной диагностики дефицита GH считают наиболее простым и относительно свободным от побочных действий стимулом для оценки резервов GH интенсивные физические упражнения, особенно у детей. При дальнейшем исследовании субнормальный ответ GH на вызванную инсулином гипогликемию должен быть подтвержден с помощью других провокационных тестов (например, стимуляция глюкагоном, L-допа, аргинином или клонидином), поскольку около 20% здоровых людей могут не отвечать на инсулин. Большинство авторов предлагает использовать все стимулирующие тесты, а диагноз ставить в контексте с клинической картиной. Для диагностики частичного дефицита GH, не обнаруженного с помощью стимулирующих тестов, применяется постоянный или интермиттирующий забор крови для определения GH в течение суток. При большинстве болезней из-за недостаточности секреции GH суточный ритм колебаний содержания GH отсутствует. Для уточнения диагноза содержание GH исследуют с интервалом 1-2 месяца. Важную информацию дает проба с ТРГ (тиротропин-рилизинг гормон). В норме ТРГ не влияет на секрецию GH, однако у больных с акромегалией введение ТРГ в 90% случаев существенно увеличивает содержание GH в крови. При акромегалии определение GH в сыворотке крови в динамике заболевания необходимо для оценки эффективности консервативной терапии и радикальности хирургического лечения. Медикаментозная терапия акромегалии считается адекватной в случае, если уровень GH не превышает 10 нг/мл.

Было отмечено небольшое число случаев карликовых заболеваний, при которых как уровень GH, так и чувствительность к альтернативным тестам, имели значения нормы. Такие случаи могут включать невосприимчивость тканей как к гормону роста (см. биоактивный гормон роста), так и к соматомединам. Это чаще всего генетические формы нанизма. У детей с синдромом Ларона имеются все признаки гипопитуитаризма, однако уровень GH в крови повышен на фоне сниженного уровня соматомедина С. Основной дефект обусловлен неспособностью GH стимулировать выработку соматомедина. У многих больных гипопитуитаризмом не удается обнаружить видимого повреждения гипоталамуса или гипофиза, но функциональный дефект чаще всего локализуется в гипоталамусе. В основе недостаточности GH у таких больных лежит врожденное отсутствие гена синтеза гормона. Справочник составлен специалистами ЗАО - "БиоХимМак".

Каталог продуктов для клинической лабораторной диагностики

  Главная     Лабораторная диагностика     Контакты     ЯроЛаб,
2010